Многие вещи и сущности могут использоваться не по прямому назначению.
Речь — не исключение. Не предлагая своего мнения на этот счёт, приведу один пример.
«У лилипутов существует обычай, введённый нынешним императором и его министрами…
Если, в угоду мстительности монарха или злобе фаворита, суд приговаривает кого-нибудь к жестокому наказанию, то император произносит в пленуме государственного совета речь, изображающую его великое милосердие и доброту, как качества всем известные и всеми признанные.
Речь немедленно публикуется по всей империи и ничто так не устрашает народ, как эти панегирики императорскому милосердию, ибо замечено, что чем они пространнее и велеречивее, тем бесчеловечнее наказание и невиннее жертва».
Дж. Свифт, «Все путешествия Гулливера»