Что он означает и не копает ли мир моды под самого себя?

«Зеленая» дорожка

Минувший в мае Каннский кинофестиваль запомнится не только победой ленты «Магазинные воришки» японца Хирокадзу Корээда и яркими своевременными выступлениями против гендерной и расовой дискриминации. В первый же день общественность удивила назначенная президентом жюри Кейт Бланшетт: актриса выбрала для церемонии открытия платье Armani Prive, в котором чуть больше четырех лет назад уже блистала на красной дорожке «Золотого глобуса». Бланшетт и ее стилист Элизабет Сьюарт сознательно решили в пользу старого наряда: так они смогли привлечь внимание общественности к ПРОБЛЕМЕ ПЕРЕПОТРЕБЛЕНИЯ, к сожалению, как никогда актуальной для модной индустрии.

«От творений высокой моды до обычных футболок — свалки переполнены вещами, которые даже не было надобности выкидывать. Особенно сегодня, в нынешних обстоятельствах, порой кажется возмутительным , что одежду не ценят должным образом и не надевают в течение всей своей жизни», — позже поделилась соображениями с журналистами блондинка. А Стюарт назвала негласно существующее среди знаменитостей правило не надевать на красную дорожку одну и ту же вещь дважды «бессмысленным капризом». Теперь, когда по стереотипу «Ударила» здравым смыслом Бланшетт , есть шанс, что селебрити-устав действительно начнет меняться, и совсем скоро свои «архивы» расчехлят и другие звездные барышни. Тем более что многие из них и без того стали внимательнее к тому, что носят: все в те же Канны модель и завсегдатай фестиваля Петра Немцова привезла сразу девять вечерних нарядов высокой экоэтичности. Среди них платье голландской маркиRonald van der Kemp, сшитое из старого кружева, которое дизайнер несколько лет назад откопал на парижской барахолке; другое — греческого бренда Celia Kritharioti — сделано из сертифицированной органической органзы и застегивается на молнию, оставшуюся при работе Селии над одной из последних коллекций, и пуговицы, обшитые органическим хлопком. Да и с аксессуарами полный порядок: если босоножки, то Alevi — из обрезков ткани; если бриллианты, то этичные — Chopard. Да, еще несколько лет назад наличие у органзы сертификата и тот факт, что платье шилось непосредственно в ателье модного дома, вряд ли имело бы значение. Но сегодня за такими вещами фанатично следит организация Eco-Age, несколько лет назад запустившая хештег #GreenCarpetChallenge( другой, #30wears, призывает носить каждую приобретенную вещь как минимум 30 раз:  вы удивитесь, но согласно экспертизе компании, одежда обычно признается старой уже после 7 носок). А еще предлагающая маркам сотрудничество — вроде того, которое помогло составить гардероб для Петры.

Правильный масс-маркет

Такая невиданная доселе сознательность брендов — скорее всего, результат взаимодействия сразу нескольких факторов. Среди них ставший чем-то вроде тренда интерес к борьбе, отстаиванию убеждений. Мода, многие годы существовавшая как некая аполитичная институция, вдруг захотела участвовать в социальных революциях. Может быть, ощутила в этом искреннюю необходимость. А может, просто решила, что так будет проще взаимодействовать с потребителем: результаты различных опросов показывают, что миллениалы предпочитают марки с принципами, в том числе экологическими. Причины, пожалуй, не так уж и важны, если главное — результат. А он есть, причем даже на вербальном уровне. Год назад казавшиеся странными и в принципе малопонятными словечки conscious и sustainable(буквально «осознанный» и «устойчивый») уже прижились в лексиконе модных журналов и блогов и используются как определения к «жанру» моды, ратующему за РАЦИОНАЛЬНОЕ, ВДУМЧИВОЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ. Для масс-маркета стало само собой разумеющимся обзаводиться conscious — линиями: такая сейчас есть и у Mango (под названием Committed прячутся существующие вне трендов — однодневок вещи из органического хлопка, льна и лиоцеллы, а также кожаные аксессуары — и нет, это не противоречит осознанному подходу; по крайней мере, пока), и у Zara. Дальше других, кажется, пошел H&M.

1. Бренд регулярно поставляет в свои «точки» по всему земному шару одежду с пометкой Conscious, созданную из «правильных» материалов.

2. Ежегодно презентует коллекцию вечерних нарядов Conscious Exclusive, которую создает то из выброшенных в океанские воды пластиковых бутылок, то из рыболовных сетей.

3. Проводит конкурс Global Change Award, по итогам которого делит миллион евро между пятью самыми перспективными проектами, способными так или иначе преобразовать модную индустрию. СВОИ ГРАНТЫ УЖЕ ПОЛУЧИЛИ КОМАНДЫ, ПРЕДЛОЖИВШИЕ ДЕЛАТЬ МАТЕРИАЛЫ ИЗ ОСТАТКОВ ВИНОПРОИЗВОДСТВА И АПЕЛЬСИНОВОГО ЖМЫХА,ОКРАШИВАТЬ НОВЫЙ ДЕНИМ С ПОМОЩЬЮ СТАРОГО, СОЗДАТЬ ОНЛАЙН-РЫНОК ДЛЯ ПРОДАЖИ ОСТАТКОВ ТКАНИ.

И это не говоря уже про то, что в любой магазин H&M (как, кстати в Zara  и японского происхождения сеть Uniqlo) можно принести старые вещи, которые, в зависимости от степени изношенности, отправятся на переработку или нуждающимся. А вот выкидывать одежду, особенно если она при этом не рассыпается на части, отныне самый настоящий faux pas: как верно подметила Бланшетт, свалки и без того утопают в вещах, которым можно было дать и вторую, и даже третью жизнь. Ну или хотя бы максимально продлить первую.

Скептицизм

Скептикам и циникам может показаться, что борьба fashion — индустрии за сохранение планеты — это что-то из серии «пчелы против меда». Дескать, никакие «коншс»- колеекции или светодиодные лампы, которыми марки вроде Mango заботливо снабжают свои магазины для снижения энергопотребления, не компенсируют урона, наносимого окружающей среде ежегодным выпуском полусотни коллекций для десятков мировых рынков. А лучший способ не «перепотреблять» — в принципе отказаться от покупок или свести последние до необходимого минимума, в который вряд ли должна войти пятая по счету белоснежная рубашка, пусть даже она и сшита из самого что ни на есть органического льна. Получается, что, призывая бережно относиться к ресурсам, бренды в итоге просто вынуждают нас покупать еще больше одежды — даром что «правильной», верно? На деле не все так просто. Да, МОДНАЯ ИНДУСТРИЯ ВСЕ ЕЩЕ НАХОДИТСЯ НА ВТОРОМ МЕСТЕ ПО ЗАГРЯЗНЕНИЮ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ. НО У НЕЕ ЖЕ И СЕРЕБРО ПО КОЛИЧЕСТВУ РАБОЧИХ МЕСТ, А ЗНАЧИТ, САМОУНИЧТОЖЕНИЕ В УГОДУ ЭКОЛОГИИ НЕ ВАРИАНТ: ОНО, МОЖЕТ, И СПАСЕТ ПЛАНЕТУ ОТ ЭКОКАТАСТРОФЫ, ЗАТО ОБЕРНЕТСЯ ГЛОБАЛЬНОЙ БЕЗРАБОТИЦЕЙ (у которой, в свою очередь, хватает побочных эффектов вроде роста преступности). Поэтому третьего не дано: можно либо оставить все как есть, либо аккуратно реформировать уже существующую систему, чем и занимаются наиболее прогрессивные и ответственные марки, призвав на помощь своих звездных муз. И лучше бы у них получилось.

 

Материал и текст Яна Лукина